Мигель де Сервантес НАЗИДАТЕЛЬНЫЕ НОВЕЛЛЫ

Тот проявил блестящие способности, с успехом обучался в университете, случайно познакомившись и подружившись с капитаном пехоты доном Диего де Вальдивия, совершил в его обществе путешествие в Италию и Фландрию, затем, вернувшись в Испанию, получил степень лиценциата прав. Тут везение Томаса кончилось. В него влюбилась некая дама-куртизанка и, не добившись взаимности, пустила в ход приворотное зелье. Зелье оказалось ядовитым, и несчастный Томас едва не отправился на тот свет. Он долго болел, а когда поправился, оказалось, что он повредился рассудком. Бедняга вообразил, что сделан из стекла, и любое неосторожное прикосновение разобьет его вдребезги. Он никого не подпускал близко, всегда держался середины улицы, чтобы ему на голову не упала черепица, а еду ему клали в соломенный футляр для ночного горшка, который он носил с собой привязанным к длинной палке. Одевался он в просторный балахон, летом ночевал в чистом поле, зимой на сеновале, зарывшись по горло в сено. Проходил он как-то мимо"злачного" заведения, сиречь публичного дома; увидев, что у дверей стоит множество его обитательниц, он заметил, что это - лошадки из армии самого сатаны, сделавшие привал на адском постоялом дворе.

Назидательные новеллы. Мигель де Сервантес

В нем с наибольшей силой выражены гуманистические идеи эпохи. Он принадлежал к идальгии и был сыном бедного лекаря. Недостаток средств помешал ему получить хорошее образование, но все же он окончил университет.

СЕРВАНТЕС Мигель де - испанский писатель. Ранее он издал « Назидательные новеллы» (), «Новые души героя, маниакальными персонажами: «ревнивый эстремадурец», «Лиценциат Видриера» и др.

Комментарии Пролог к читателю Мне очень хотелось бы, любезнейший читатель, обойтись по возможности без всякого пролога, потому что предисловие, написанное мною для"Дон Кихота", прошло не настолько гладко, чтобы оставить во мне желание повторять недавний опыт. А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги.

Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги , наверное, Навигация с клавиатуры:

Пролог к читателю Мне очень хотелось бы, любезнейший читатель, обойтись по возможности без всякого пролога, потому что предисловие, написанное мною для"Дон Кихота", прошло не настолько гладко, чтобы оставить во мне желание повторять недавний опыт. А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги.

Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги [1], наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами. Под портретом мой друг мог бы написать:

Мигель де Сервантес НАЗИДАТЕЛЬНЫЕ НОВЕЛЛЫ; Пролог к читателю Видриера · Сила крови · ревнивый эстремадурец · Высокородная судомойка .

В нем с наибольшей силой выражены гуманистические идеи эпохи. Все это делает Сервантеса одним из самых глубоких реалистов, каких знает европейская литература эпохи. Он принадлежал к идальгии и был сыном бедного лекаря. Недостаток средств помешал ему получить хорошее образование, но все же он окончил университет. Двадцати одного года Сервантес поступил на службу к папскому послу в Испании, кардиналу Аквавиве.

Когда тот вернулся на родину, Сервантес поехал с ним в Италию.

ревнивый эстремадурец

И вот, когда флотилии судов пришло время отправляться в Тьеррафирме[ ], он сговорился с адмиралом, припас дорожные вещи и камышовую подстилку, погрузился на корабль в Кадисе, осенил крестным знамением берега Испании, и суда при общем ликовании распустивши паруса, под легким попутным ветром снялись с места, через несколько часов потеряли из виду землю и вышли на широкую, привольную гладь великого отца вод, Моря-Океана.

Наш путешественник погрузился в раздумье, припоминая все многочисленные и разнообразные бедствия, через которые он прошел за годы своих скитаний, и распущенность своего прошлого образа жизни; он строго отчитался перед собой и решил отныне изменить всю свою жизнь и совсем по-иному обходиться с тем достатком, который бог может послать ему в будущем, и гораздо скромнее, чем до сих пор, вести себя с женщинами.

Корабли чуть было не попали в полную тишь в то самое время, когда душевная буря терзала Фелипо де Каррисалеса таково было имя того, кто является героем настоящей повести. Но ветер подул снова и с такой силой налег на корабли, что никому не позволил остаться на своем месте; тем самым и Каррисалесу пришлось прервать свои размышления и отдать всего себя заботам, неразлучным с путешествием, которое завершилось вполне счастливо, так что без всяких бед и несчастий все прибыли в гавань города Картахены.

Оказавшись таким образом богатым и обеспеченным и поддавшись естественному для всякого человека желанию вернуться на родину, он решил пренебречь выгодными сделками, которые ему представлялись, покинул Перу, где он нажил свое состояние, перевел его в золотые и серебряные слитки, сдал их — во избежание неприятностей — по описи и поехал в Испанию.

Мигель де Сервантес Сааведра ( гг.) В году Сервантес издает «Назидательные новеллы», через год - «Путешествие на Парнас».

Стихотворные переводы - Михаил Лозинский. Несколько лет тому назад из одного эстремадурского селения уехал идальго, сын благородных родителей, который, подобно блудному сыну, расточал свои дни и имущество в различных городах Испании, Италии и Фландрии; наконец, после долгих скитаний когда родители его уже умерли, а деньги были прожиты он очутился в великом городе Севилье, где нашел более чем удобный случай окончательно спустить то немногое, что у него еще оставалось. Увидев себя без денег и почти без друзей, он прибегнул к средству, к которому прибегают многие другие прометавшиеся люди этого города, а именно к поездке в Америку - пристанище и убежище для людей, потерявших последние надежды в Испании, спасение для бунтарей, вольный рай для убийц, укромное и удобное место для игроков, которых люди, сведущие в этом деле, называют"сиертос" , великий соблазн для распутных женщин, а вообще мало кому помогающее средство.

И вот, когда флотилии судов пришло время отправляться в Тьеррафирме , он сговорился с адмиралом, припас дорожные вещи и камышовую подстилку, погрузился на корабль в Кадисе, осенил крестным знамением берега Испании, и суда при общем ликовании распустивши паруса, под легким попутным ветром снялись с места, через несколько часов потеряли из виду землю и вышли на широкую, привольную гладь великого отца вод, Моря-Океана.

Наш путешественник погрузился в раздумье, припоминая все многочисленные и разнообразные бедствия, через которые он прошел за годы своих скитаний, и распущенность своего прошлого образа жизни; он строго отчитался перед собой и решил отныне изменить всю свою жизнь и совсем по-иному обходиться с тем достатком, который бог может послать ему в будущем, и гораздо скромнее, чем до сих пор, вести себя с женщинами.

Корабли чуть было не попали в полную тишь в то самое время, когда душевная буря терзала Фелипо де Каррисалеса таково было имя того, кто является героем настоящей повести. Но ветер подул снова и с такой силой налег на корабли, что никому не позволил остаться на своем месте; тем самым и Каррисалесу пришлось прервать свои размышления и отдать всего себя заботам, неразлучным с путешествием, которое завершилось вполне счастливо, так что без всяких бед и несчастий все прибыли в гавань города Картахены.

Чтобы покончить со всем, что не имеет прямого отношения к нашему замыслу, скажу, что к тому времени, когда Фелипо прибыл в Америку, ему было сорок восемь лет, а за два десятилетия, которые он провел на чужбине, наш путник с помощью сноровки и усердия сумел нажить свыше ста пятидесяти тысяч"печатных" песо

Назидательные новеллы читать онлайн

А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги. Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги [1] , наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами.

Под портретом мой друг мог бы написать:

Сервантес Сааведра (Cervantes Saavedra) Мигель де (крещен , Ранее он издал «Назидательные новеллы» (), «Новые восемь комедий и маниакальными персонажами: «ревнивый эстремадурец», «Лиценциат.

— двенадцать небольших произведений, написанных Мигелем де Сервантесом между и годами и напечатанные отдельным сборником в Мадриде в году. Обычно их подразделяют на две группы: Первые были самыми популярными новеллами в то время. К ним относят следующие новеллы: Новеллы реалистического характера рассказывают о реальных людях и реальном мире, нередко с умышленным порицанием.

К ним относят новеллы: Тем не менее, чёткого подразделения нет.

Книга Назидательные новеллы. Содержание - ревнивый эстремадурец

А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги. Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги [1] , наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами.

Под портретом мой друг мог бы написать:

Испанские исследователи утверждают, что Сервантес стал одним из первых в «Коллоквиуме собак», одной из своих назидательных новелл. наркотическое воздействие опиума («ревнивый эстремадурец»).

В общем, рисуя редкие, но вполне возможные конфликты и случаи из жизни идальго и кабальеро, горожан, воинов, простолюдинов, своден, корсаров, заглядывая при случае в цыганский табор, воровской притон или даже сумасшедший дом, Сервантес дает картину нравов эпохи, не менее подробную и красочную, чем современные ему плутовские романы. Но в то время как эти последние лишь разоблачают действительность, разрушая все иллюзии, и приходят к безысходно мрачному взгляду на жизнь, Сервантес, при его глубоко критическом отношении к действительности и наличии черт острой социальной сатиры, в общем все же отстаивает целостный и оптимистический подход к жизни, защищая положительные моральные ценности.

В связи с этим он всегда на стороне молодого и искреннего чувства, отстаивающего свои права против всякого принуждения и общественных условностей. Однако прямая реабилитация плоти и абсолютизирование инстинктов человеческой природы ему чужды. Точно так же Сервантес далек от идиллической беспечности или какого бы то ни было абстрактного утопизма. В его глазах жизнь — суровое испытание, требующее от человека большого мужества, энергии, терпения и внутренней дисциплины, так как побеждать надлежит не только внешние препятствия, но и самого себя.

Произведение это, недостаточно оцененное современниками, принесло его автору посмертную славу и было объявлено критиками — вв. Вместе с тем вследствие своего чрезвычайно глубокого и сложного идейного содержания оно вызвало множество толкований, часто очень несходных между собой.

Мигель де Сервантес - Назидательные новеллы

Можно разделить новеллы Сервантеса на три группы: В общем, рисуя редкие, но вполне возможные конфликты и случаи из жизни идальго и кабальеро, горожан, воинов, простолюдинов, своден, корсаров, заглядываяпри случае в цыганский табор, воровской притон или даже сумасшедший дом, Сервантес дает картину нравов эпохи, не менее подробную и красочную, чем современные ему плутовские романы. Но в то время как эти последние лишь разоблачают действительность, разрушая все иллюзии, и приходят к безысходно мрачному взгляду на жизнь, Сервантес, при его глубоко критическом отношении к действительности и наличии черт острой социальной сатиры, в общем все же отстаивает целостный и оптимистический подход к жизни, защищая положительные моральные ценности.

В связи с этим он всегда на стороне молодого и искреннего чувства, отстаивающего свои права против всякого принуждения и общественных условностей.

Т. 2: ревнивый эстремадурец. Подставная тетка. Высокородная судомойка. Две девицы. Сеньора Корнелия. Обманная свадьба. Новелла о беседе.

, . .

Вы точно человек?

В общем, рисуя редкие, но вполне возможные конфликты и случаи из жизни идальго и кабальеро, горожан, воинов, простолюдинов, своден, корсаров, заглядывая при случае в цыганский табор, воровской притон или даже сумасшедший дом, Сервантес дает картину нравов эпохи, не менее подробную и красочную, чем современные ему плутовские романы. Но в то время как эти последние лишь разоблачают действительность, разрушая все иллюзии, и приходят к безысходно мрачному взгляду на жизнь, Сервантес, при его глубоко критическом отношении к действительности и наличии черт острой социальной сатиры, в общем все же отстаивает целостный и оптимистический подход к жизни, защищая положительные моральные ценности.

В связи с этим он всегда на стороне молодого и искреннего чувства, отстаивающего свои права против всякого принуждения и общественных условностей. Однако прямая реабилитация плоти и абсолютизирование инстинктов человеческой природы ему чужды. Точно так же Сервантес далек от идиллической беспечности или какого бы то ни было абстрактного утопизма. В его глазах жизнь — суровое испытание, требующее от человека большого мужества, энергии, терпения и внутренней дисциплины, так как побеждать надлежит не только внешние препятствия, но и самого себя.

Произведение «ревнивый эстремадурец» Мигеля де Сервантеса Мигель де Сервантес Сааведра. 0 Новелла из цикла"Назидательные новеллы".

Разумеется, они не исчерпывают всех явлений этой жизни полностью. Гибель Непобедимой армады явилась симптомом начинавшегося упадка Испании. Судьба Испании едва ли не сказочна. Испанская монархия Габсбургов, Испания Филиппа и его наследников не могла, не умела дать своему богатству производительное применение. Сами испанцы, свидетели того, как величие Испании переходило в упадок, правильно угадывали причину деградации своей страны.

По мнению этого писателя, Испанию погубило золото, вывозимое из Нового Света. В новеллах Сервантеса мы всюду ощущаем нравы и быт накопления, всюду видна власть денег, и, странным образом, мы нигде не замечаем господства буржуазии. Оно, разумеется, не остановило разложения дворянства, оно сделало его упадок необыкновенно торжественным.

Суть дела в том, что для Ренессанса в конечных его итогах одинаково губительными были и испанские, и английские условия. Ко времени Сервантеса положение изменилось: Сервантес едва ли мог указать вокруг себя на живые образцы народного процветания, и все же осмысленная жизнь в свободном труде, в творчестве на благо себе и на благо другим оставалась для него нормой, способом судить и оценивать распад испанского общества. Сервантес угадал, что здесь лежат главные источники жизни нации.

Немалую роль сыграл собственный жизненный опыт Сервантеса. Сын бедного лекаря, Сервантес до конца своих дней вынужден был беспокоиться о куске хлеба для себя и для своих близких.

Назидательные новеллы

ревнивый эстремадурец Несколько лет тому назад из одного эстремадурского селения уехал идальго, сын благородных родителей, который, подобно блудному сыну, расточал свои дни и имущество в различных городах Испании, Италии и Фландрии; наконец, после долгих скитаний когда родители его уже умерли, а деньги были прожиты он очутился в великом городе Севилье, где нашел более чем удобный случай окончательно спустить то немногое, что у него еще оставалось.

И вот, когда флотилии судов пришло время отправляться в Тьеррафирме [2] , он сговорился с адмиралом, припас дорожные вещи и камышовую подстилку, погрузился на корабль в Кадисе, осенил крестным знамением берега Испании, и суда при общем ликовании распустивши паруса, под легким попутным ветром снялись с места, через несколько часов потеряли из виду землю и вышли на широкую, привольную гладь великого отца вод, Моря-Океана. Наш путешественник погрузился в раздумье, припоминая все многочисленные и разнообразные бедствия, через которые он прошел за годы своих скитаний, и распущенность своего прошлого образа жизни; он строго отчитался перед собой и решил отныне изменить всю свою жизнь и совсем по-иному обходиться с тем достатком, который бог может послать ему в будущем, и гораздо скромнее, чем до сих пор, вести себя с женщинами.

Корабли чуть было не попали в полную тишь в то самое время, когда душевная буря терзала Фелипо де Каррисалеса таково было имя того, кто является героем настоящей повести. Но ветер подул снова и с такой силой налег на корабли, что никому не позволил остаться на своем месте; тем самым и Каррисалесу пришлось прервать свои размышления и отдать всего себя заботам, неразлучным с путешествием, которое завершилось вполне счастливо, так что без всяких бед и несчастий все прибыли в гавань города Картахены.

которых красочно описывал Сервантес: «Девицы с нарумяненными из севильских новелл Сервантеса называется «ревнивый эстремадурец».

Родители его были бедны, но дали ему хорошее воспитание. Юный Сервантес учился сначала в своем родном городе, потом в Мадриде и Саламанке, обратил на себя любознательностью и поэтическим талантом внимание учителей. Бедность заставила его искать счастья за границей. Кардинал Аквавива, приезжавший по поручению папы в Мадрид, взял его в свою службу. Через Каталонию и Прованс Сервантес поехал с Аквавивой в Рим, оставался там некоторое время на его службе, а потом поступил в испанское войско, которое должно было плыть из Италии на войну с турками.

Он храбро сражался в знаменитой морской битве при Лепанто, потерял там левую руку, о чем часто упоминает с гордостью в своих произведениях. До выздоровления от раны Сервантес жил в Мессине, потом снова отправился под начальством Маркантонио Колонны на войну с турками и участвовал в штурме Наварина.

Миге́ль де Серва́нтес Сааве́дра

Posted on