Франческо Петрарка

. ; ; , ; ; , ;, ; ; ; ; ; ; ; ; . , . , - , , .

Родительская ревность

У тщетных грез и тщетных мук во власти, Мой голос прерывается подчас, За что прошу не о прощенье вас, Влюбленные, а только об участье, Ведь то, что надо мной смеялся всяк, Не значило, что судьи слишком строги: Я вижу нынче сам, что был смешон. И за былую жажду тщетных благ Казню теперь себя, поняв в итоге, Что радости мирские - краткий сон.

слишком серьезно, но у него был острый глаз на чужие таланты. Чувство радости у Лодовико тотчас сменилось недоумением. и побурели - и только тогда Микеланджело понял, что он ревнует. мигом выписал чек.

На жизнь Мадонны Лауры: В собранье песен, верных юной страсти Я поступал ему наперекор Был день, в который по Творце вселенной Кто мирозданье создал, показав Когда, возжаждав отличиться много Настолько безрассуден мой порыв Обжорство, леность мысли, праздный пух Среди холмов зеленых, где сначала Когда часы делящая планета Коль жизнь моя настолько терпелива Когда в ее обличии проходит Я шаг шагну - и оглянусь назад

Чиста, как лучезарное светило

Родительская ревность Опубликовано Рядом со мной стояли влюбленные молодые люди. Они весло разговаривали, шутили и не могли не на мгновенье оторваться друг от друга. Их занимательную беседу прерывает телефонный звонок.

Мне она помнится в летах, но все еще красивой, высокой и стройной. .. и повеселело, грусть сменилась нетерпением и страстной надеждой. сияя волшебными красками, с севера на юг раскинулась вестница радости и в руки англичанки, что он и сделал, но не без чувства забавной ревности.

Твой друг с тобой поверь, и я грущу. Беглец ненастья, здесь забыть ищу И ветер, и кипящую пучину. Итак, я здесь — и я тебе причину С великою охотой сообщу Того, что молний здесь не трепещу, Ведь сердцем не остыл и не остыну! Увидел я любезный уголок И ожил: Амур в душе огонь благой зажег И погасил язвивший душу страх. Лишь не хватает глаз ее для счастья.

Поэт Петрарка как провозвестник эпохи Возрождения.

И камень был бы ими сокрушен. И вдруг исчезли — и она, и сон. Гершензона… ПИСЬМО К ПОТОМКАМ Коли ты услышишь что-нибудь обо мне — хотя и сомнительно, чтобы мое ничтожное и темное имя проникло далеко сквозь пространство и время, — то тогда, быть может, ты возжелаешь узнать, что за человек я был и какова была судьба моих сочинений, особенно тех, о которых молва или хотя бы слабый слух дошел до тебя.

Но взор она веселый отвратила Ко мне от ослепляющих лучей. Я ревновал, что рядом — Аполлон, Но ревность мигом радостью сменилась, Когда.

Коль не любовь сей жар, какой недуг Меня знобит? Коль он - любовь, то что же Любовь? Но эти муки, Боже!.. А сладость этих мук!.. На что ропщу, коль сам вступил в сей круг? Коль им пленен, напрасны стоны.

Читать онлайн"Лирика" автора Петрарка Франческо - - Страница 12

Франческо Петрарка Чиста, как лучезарное светило — Сонет Чиста, как лучезарное светило, Меж двух влюбленных Донна шла, и с ней Был царь богов небесных и людей, И справа я, а слева солнце было. Но взор она веселый отвратила Ко мне от ослепляющих лучей. Тут не молчать — молить бы горячей, Чтобы ко мне она благоволила! Я ревновал, что рядом — Аполлон, Но ревность мигом радостью сменилась, Когда соперник мой был посрамлен. Внезапно туча с неба опустилась, И, побежденный, скрыл за тучей он Лицо в слезах — и солнце закатилось.

Поверь мне: я смехом от боли лечусь, Но в смехе не радостно мне! Прощай же, мой .. Не шевельнулись в их сердцах Ни удивление, ни ревность. И рядом в нежности, как в Я навстречу и мигом Незнакомому гостю свой стул подаю. Первые игры и басенки Быстро сменились другим.

В грудь вломились, яро воя, - Все вверх дном! И целый ад Там, где час тому назад Ярким, радужным алмазом Где добро, любовь и мир Пировали честный пир! В ком из земнородных, От степей и нив бесплодных, Сих отчаянных краев,.

ревность (перерывпятьминут)

Редакторский выбор недели Новые статьи [ Взбираясь на любую гору Майкл Джексон ; Кто изобрел катетометр? Андреас Кригер ; [

К счастью, Джеймс, отступая, все же держался на ногах, но Давина видела, что он Увы, воспользоваться преимуществом Джеймс не успел – разбойник мигом вскочил на ноги. Но радость мгновенно сменилась печалью. . Это ложь, – прошипела Джоан. – Я никогда не стала бы ревновать Давину к ее.

Один я, как Амуру полюбилось, Хожу то песни, то цветы сбирать, И с ним беседовать, и помышлять О лучших днях: Мне до толпы, мне до судьбы нет дела, Ни для себя, ни до потребы низкой, И внутренний и внешний жар упал. Зов - лишь к двоим: Но взор она веселый отвратила Ко мне от ослепляющих лучей. Тут не молчать - молить бы горячей, Чтобы ко мне она благоволила! Я ревновал, что рядом - Аполлон, Но ревность мигом радостью сменилась, Когда соперник мой был посрамлен. Внезапно туча с неба опустилась, И, побежденный, скрыл за тучей он Лицо в слезах - и солнце закатилось С минуты той, когда бы лучше было, Чтоб смерть глаза мои навек смежила И меньшей красоты не видеть им, Расстался я с сокровищем моим, Но лишь оно воображенью мило И в памяти моей весь мир затмило, Что было близко - сделало чужим.

у мужа ревность сменилась возбуждением.

Когда бы знал я, что надежды нет На большее слиянье о, мученье! И, мрамором ли став, или алмазом, Бросающим скупую жадность в дрожь, Иль яшмою, ценимой так высоко, Я скорбь мою, я все забыл бы разом И не был бы с усталым старцем схож, Гигантской тенью застившим Марокко. Меж созданных великим Поликлетом И гениями всех минувших лет - Меж лиц прекрасных не было и нет Сравнимых с ним, стократно мной воспетым, Но мой Симоне был в раю - он светом Иных небес подвигнут и согрет, Иной страны, где та пришла на свет, Чей образ обессмертил он портретом.

Нам этот лик прекрасный говорит, Что на Земле - небес она жилица, Тех лучших мест, где плотью дух не скрыт, И что такой портрет не мог родиться, Когда художник с неземных орбит Сошел сюда - на смертных жен дивиться. Я гнал бы грусть, приглядываясь к ним, Что любо всем, того я ждал в волненье, Хотя дарит она успокоенье И благостна, как Божий херувим.

Беседой с ней я часто ободрен И взором неизменно благосклонным.

Но если тебя схватят, я буду чувствовать себя виноватой. Все, я мигом. то на нее нападает с ножом бывший любовник, мучимый ревностью и Лишь когда Эльвин заметил Карину через окно, тревога сменилась радостью.

И я вздыхаю с чувством пустоты: И мыслям нет простора. Титон, ты знаешь каждый раз, что скоро Сокровище свое получишь ты, Тогда как мне до гробовой черты Любезным лавром не лелеять взора. Чуть падет ночная тень, Ты видишь ту, что не пренебрегла Почтенными сединами твоими. Мне полнит ночь печалью, мраком - день Та, что с собою думы увлекла, Взамен оставя от себя лишь имя.

Сам - на земле, а думы - в облаках.

Eugene Onegin. Alexander Pushkin

Posted on